Анна Ахматова
 VelChel.ru
Биография
Анна Ахматова о себе
Хронология
Семья
Фотогалерея
Вернисаж
Поэмы
Стихотворения
Хронология поэзии
Реквием
Драма
Энума Элиш
  Примечания k "Энума Элиш"
Ссылки
 
Анна Андреевна Ахматова

Драма » Энума Элиш

Сцена, где все вверх дном (вплоть до Девушки с веслом). Интермедия - уголок за кулисами. Фрося гримирует X. Она уже в «костюме», т.е. босая с распущенной темной гривой, смотрится в черный обломок зеркала. Луна.

    X. (ломая руки): Беда, беда! Это нельзя играть - там нет конца - я не успела, т.е. был, но кто-то...
    Ф р о с я: Знаем мы твоих кто-то. Небось скрипач?
    X.: Что ... ты...
    Ф р о с я: А ты сходи к нему в башню - слышишь, как играет.
    X.: Наша Чакона... (Танец)
    Входит высокая фигура в парандже, [несет] держит перед собой плоскую корзину с фиалками.
    X.: Кто это?
    Ф и г<у р а>: Сейчас разберемся кто - кто.
    X.: Тут не хватает пяти страниц. Как же играть. Ведь это - скандал.
    Ф р о с я: А ты что думала? (Передр<азнивая>) Скандал! Мировой.
    Ф и г<у р а>: Ничего, я допишу.
    X. (в ужасе, почти догадываясь): Кто вы?
    Ф и г<у р а> (Сбрасывает паранджу): А я - вот кто - (и оказывается самой X.)
    X.: Но там стихи.
    Ф и г<у р а>: А стихи-то ведь я писала. Фрося, дай роль. Чем там кончается?
    Ф р о с я: Имя твое мне сейчас произнесть - Смерти подобно.
    3 августа 1964

    Ф и г<у р а>: Знаю, Знаю... (Садится спиной к зрителю закуривает, почти голая - что-то бормочет.)
    Сцена повернулась. Пещера. Ночь. Орел Федя <два слова неразборчиво>
    X.: (Задремывает): Федя, я сегодня опять буду диктовать тебе мою биографию. Слушай.
    Орел: Только, пожалуйста, не диктуй такие глупости, как прошлый раз. «Половина негоже», - как говорила моя бабушка. И кто это тебе поверит, что ты - и то, и то... Ив последний раз предупреждаю, что стихи записывать не стану. От них только горе. Знаешь, что с М. из-за стихов случилось! Просто перо жалко для <та>кого вырыва<тъ>.

    Пещера
    ...Еще мало луны

    <19>№ 2 - (дремлет - сквозь сон Орлу):
    Федя, бери перо я опять буду диктовать.
    Ф е д я (недовольно): Только не такой вздор, как прошлый раз. Пера жалко и за тебя стыдно.
    № 2: Не бойся - сегодня только хорошее.
    Ф е д я: И, пожалуйста, чтоб не стихи. Ты знаешь, что теперь бывает за стихи.
    № 2: Знаю - все знаю! Да у меня без рифм - ты не заметишь, что это стихи.
    Ф е д я: Да и не во мне дело. Ладно, говори.
    № 2: И никакого розового детства
    ...ни мишек, ни кудряшек
    Или друзей средь камушков речных...
    Икс, засыпая, диктует; Орел пишет.

    И к с:
    И никакого розового детства,
    Ни добрых теть, ни страшных дядь - ни даже
    Товарищей из камушков речных.
    Себя чуть помню - я себе казалась
    Событием невероятной силы
    Иль чьим-то сном, иль чьим-то отраженьем,
    Или ночным глухим пещерным эхом.
    Уже в пять лет я двойников своих
    Искать ходила, и казалось мне,
    Что видела их сотнями повсюду.
    То мне казалось, что меня к чужим
    Подбросили - я никого не знаю
    И злодеяние в себе несу,
    И что это вот-вот откроют люди.
    А в зеркале я за спиной своей
    Так часто что-то лишнее видала...

    Показывается луна.
    Альт вдали играет Чакону Баха.
    X. встает и начинает танцевать со своим отражением. Танцуя, поднимается по ступенькам каменной лестницы, а отражение прячется в воду.
    Ф е д я - воронам: Летите за ней.
    Альт смолкает. Выстрел.
    X. возвращается. Прилетают вороны.
    (Федя и вороны)
    Возвращается X. в сон <неразб.> Ложится, дремлет...

    X.: Федя, это ты Петербург основал?
    Ф е д я: Я. - Я тогда был ручной.
    X.: Люблю такие шутки!
    П о д х а л и м: Как это верно!
    X. поет:
    Что-то в сердце борется,
    Как с огнем вода,
    Мне б с тобой поссориться
    Навсегда.

    План
    Десятое ноября
    (Проза)
    <20>X. и Ф р о с я. Проход по авансц<ене>
    (Стихи) Пещера - птицы, костер, черное дымное пятно на стене.
    X., задремливая, диктует автоби<ографию> Орлу - Феде. Показывается Луна.
    Альт вдали играет Чакону Баха.
    X. встает и начинает танцевать со своим отражением. Танцуя, подымается по ступеньк<ам> каменной лестницы, а отражение прячется в воду.
    Ф е д я - воронам: Летите за ней.
    Альт смолкает. Выстрел.
    X. - возвращается. Прилетают вороны.
    (Федя и вороны)
    К птицам:
    Улетайте все.
    Мне нужно, наконец, с ним объясниться.
    Ф е д я (вздыхая, бьет крыльями).
    Так-то вы, женщины, и попадаетесь.
    В о р о н ы: Кар-кар. Мы понимаем только по-узбекски.
    Ф е д я: И то плохо.
    Возвращается X. в сом<намбулическом> припадке. Ложится - Дремлет. Луна.
    (Может быть, люди наверху. Угрозы)
    Она садится, протягивает руки, начинает вызывать (из пятна) И. Он появляется в виде Тени.
    (X. и И.)
    Возникает Голос - Последняя Беда.
    (X. и Беда)

    В «Пролог»
    (август 64)
    <21>№ 1: Ты написала до конца?
    ...[отдаeт]
    № 2: Почти.
    № 1: Но до какого места?
    № 2: (Небрежно, смотря в рукопись)'.
    [Темная, преступная] Окровавленная и пустая,
    Но она должна быть - наша связь...
    № 1: А дальше?
    № 2: Я буду импровизировать.
    [Стеша] Фрося: Воображаю!..
    № 2: Ты всегда воображаешь, [зашей] заколи лучше этот шов.
    [Стеша шьет] Фрося закалывает: Ох! Догуляетесь обе.
    (№ 1 в парандже с фиалками уходит)
    № 2: Значит, я играю тебя
    ………………………………………
    Вдали оркестр играет еще не слыханную увертюру. Стеша подает телеграмму. № 2 читает, роняет телеграмму, закрывает лицо руками, бормочет: «Боже мой, опять!!» Помреж, приоткрыв дверь: «Ваш выход». № 2 уходит. Фрося поднимает телеграмму и читает вслух: «Поздравляю, жду, как всегда, за поворотом»
    …………………………………………………………………………………………………………………………
    Звонит телефон.
    Фрося (берет трубку): Слушаю. Театр. Передать в антракте? Слушаю. Записываю. (И повторяет): Я сижу в третьем ряду. Когда будешь танцевать Чакону, брось мне розу...
    (Про себя)
    Опять этот! И сколько я в глазок глядела. Третье место в третьем ряду всегда пустое.

    <22>Пещера. Подробное описание Х2. в сомнамбулическом сне, за ней - вороны. Молится, не приходя в себя и ложится на овчину.
    Н е к т о   н а   с т е н е: Ты звала меня?
    Х2.: Ты кто?
    Н е к т о   н а   с т е н е: Я тот, к кому ты приходишь каждую ночь и плачешь и просишь тебя не губить. Как я могу тебя губить - я не знаю тебя и между нами два океана.
    Х2.: Узнаешь. Сначала ты узнаешь не меня, а одну маленькую книжку, потом...
    О н а (продолжает): Мы будем сидеть в моей полутемной комнате перед открытой печкой и, скрывая друг от друга, непрерывно вспоминать то, что происходит сейчас. А может быть, ты в театре и любуешься собой наскальным.
    В зале - замешательство. Крик: «Воды, врача...». Громкий стон... Кто-то на стене.
    О н (перебывая): Нет, не то, совсем не то. Еще, еще...
    О н а:
    Лаской - страшишь, оскорбляешь - мольбой,
    входишь без стука,
    Все наслаждением будет с тобой,
    даже - разлука.
    Пусть разольется в зловещей судьбе
    алая пена,
    Но прозвучит, как присяга - тебе
    даже измена,
    Той, что познала и ужас, и честь
    жизни загробной...
    Имя твое мне сейчас произнесть
    смерти подобно...

    <23>(Гость из Будущего проступает, как тень, на каменной стене.)
    Икс (садится, но не открывая глаз, протягивает к нему руки и [произносит], бормочет):

    Знаешь сам, что не буду славить...
    О н: До нашей первой встречи осталось еще три года.
    И к с: Дорогою ценой и нежданной
    Я пойму, что ты помнишь и ждешь,
    А быть может, и место найдешь
    Ты могилы моей безымянной.
    О н а: А до нашей последней встречи всего только год. Сегодня [2 апреля 1962] 28 августа 1963.
    О н: Ты бредишь. Ты всегда бредишь. Что мне с тобой делать? И всего ужаснее, что твой бред всегда сбывается.
    О н а: Это еще не самое худшее.
    О н: Этот ужас, который возникнет от нашей встречи, погубит нас обоих.
    Она: Нет. Только меня. Может быть, ты хочешь не появляться?
    О н: Да - хочу. И чем больше хочу, тем несомненнее появлюсь. Если бы не эта жажда. Позволь мне подойти к тебе... Через день он <недописано>
    О н а: Ты знаешь, что если подойдешь - мы оба проснемся, а где и кем окажемся... И это будет вечная разлука.
    О н (молча закрывает лицо руками): Зачем ты такая, что тебя нельзя защитить? Я ненавижу тебя за это. Скажи, ты боишься?
    О н а (протягивая руки): Я боюсь всего, а больше всего - тебя. Спаси меня!
    О н: Будь проклята.
    Она: Ты лучше всех знаешь, что я проклята, и кем, и за что.
    О н: Ты знаешь, что ждет тебя?
    О н а: Ждет, ждет... Жданов.

    Слетаются вороны и хором повторяют последнее слово. Адские смычки.

    Я разбудила моих птичек. Смотри, не проснись и ты.
    О н: Я проснусь только, если коснусь тебя.
    Выходит из стены и становится на одно колено.
    Все равно - я больше не могу терпеть. Все лучше, чем эта жажда. Дай мне руку.
    Удар грома. Железный занавес.
    О н а: Мы разбудили моих птичек - смотри не проснись и ты.
    О н: Я проснусь, только если коснусь тебя.
    Выходит из стены, становится на одно колено.
    Все равно - все равно я больше не могу терпеть. Дай мне руку.

    Удар грома.
    Железный занавес.

    <24>На стене в пятне саксаульного дыма проступает кто-то.
    К т о-т о: Ты звала меня?
    О н а: Да, я хотела сказать тебе, что до нашей первой встречи осталось три года.
    К т о-т о: Как долго, сделай, чтоб скорее.
    О н а: Я не могу, я ничего не могу.
    К т о-т о: Или все.
    О н а: Нет. Я только все вижу.
    К т о-т о: Как я найду тебя?
    О н а: Ты сначала найдешь не меня, а маленькую белую книжечку и начнешь говорить со мной по ночам и во сне, и это будет слаще всего, что ты знал.
    К т о-т о: Это уже случилось, но в книжке нет твоего голоса. А я хочу так, как сейчас. А почему я пойду к тебе?
    О н а: Из чистейшего злого любопытства, чтобы убедиться, как я не похожа на мою книгу.
    К т о-т о: А дальше?...
    О н а: А когда ты войдешь, то сразу поймешь, что все пропало. И ты скажешь мне те слова, которые мы оба так хотели бы забыть. Разве такое счастье бывает на земле!
    К т о-т о: Увы! - Я уже сейчас помню, как будет пахнуть трагическая осень, по которой я приду к тебе, чтобы погубить тебя, не коснувшись твоей руки, не поглядев в твои глаза.
    О н а: И уйдешь. И оставишь дверь таким бедам, о которых не имеешь представления.
    О н: А ты?
    О н а: Я долго и странно буду верна тебе и холодными глазами буду смотреть на все беды, пока не придет Последняя.
    О н: Какая?
    Она: Та, что была за поворотом, и мне ее не показали, когда во время тифозного бреда я видела все, что случится со мной. Все... до поворота.

    <25>О н: Они убьют тебя? - Убьют <недописано>
    О н а: Нет, хуже. Сегодня они убьют только мою душу.
    О н: Как же ты будешь жить?
    Она: Никак. Я буду не жить, а ждать Последнюю Беду, а она придет не скоро.
    О н: Хочешь, я совсем не приду.
    О н а: Конечно, хочу, но ты все равно придешь.
    О н: Я уже вспоминаю наши пять встреч в странном полумертвом городе.
    <...> в проклятый дом - в твою тюрьму в новогодние дни, когда ты из своих бедных, нищих рук вернешь главное, что есть у человека - чувство родины, а я за это погублю тебя.
    О н а: (а после) И я ждала или буду ждать тебя ровно десять лет. И ты не вернешься. Ты хуже чем не вернешься. Но вместо тебя придет ОНА:

    Легконогая, легкокрылая,
    Словно бабочка весела,
    И не страшная, и не милая,
    А такая же, как была.

    О н: Это ты про Музу?
    О н а: Да.
    О н: Она заменит Тебе меня?
    О н а: Да, так же, как она заменила мне всех и все.
    О н: А я забуду тебя?
    О н а: Забудешь, но раз в году я буду приходить к Тебе во сне - Ариадна - Дидона - Жанна, но Ты будешь знать, что это я.

    <26>Г о с т ь: Ты устала?
    X.: Да. Я говорила с ними.
    Г о с т ь: Кто они?
    X.: Мертвые.
    Г о с т ь: Что они тебе сказали?
    X.: Молчит.
    (Появляется вереница теней. Кому-то из них X. кланяется в ноги. Других целует в лоб. Шествие теней исчезает).

    Г о с т ь: Я хочу быть твоей Последней Бедой... Я больше никому не скажу те слова, которые я скажу тебе.
    X.: ты повторишь их много раз и даже мое самое любимое:
    - Что Вы наделали - как же я теперь буду жить!'
    Г о с т ь: Как, даже это?...
    X.: Не только это - и про лицо: Я никогда не женюсь, потому что могу влюбиться в женщину только тогда, когда мне больно от ее лица...
    Г о с т ь: И я забуду тебя?
    X.: Да. Но дух твой без твоего ведома будет прилетать ко мне.

    Три отрывка из [«Пролога»]
    <27>
    I
    Не тупи напрасно злое жало
    О неодолимую броню,
    Не таких и на смерть провожала,
    [Не такого еще провожала]
    Не таких я за руки держала

    Не такую до сих пор виню.
    А ты хочешь жгучей каплей яда
    Отравить мой первозданный рай.
    Ни тебя, ни слов твоих не надо,
    Перестань мне сниться! И прощай.

    II

    Трижды я была твоей наградой
    И ты трижды говорил: «Уйди!»
    Ничего тебе уже не надо,
    Но от жажды гибнешь на пути.
    Как смертельно пересохло горло,
    Как обуглен, как не дышит рот,
    И какая ночь крыла простерла
    И томится у чужих ворот...
    [И томится у твоих ворот]

    III

    Был лучом на синем покрывале,
    Был вином в тяжелом хрустале


Страница :    << 1 2 3 4 5 [6] 7 8 > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Я   #   

 
 
     © Copyright © 2017 Великие Люди  -  Анна Ахматова